- Open House - Open Road - Open People - Open World -

- Меню раздела -

Карты (1)
Подготовка к лету (3)
Пример (new)
Путеводители (1)
Путевые заметки (2)
2008. Абхазия (10) (new)
Everything is Open (7)
Введение
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6


Глава шестая
по истечении которой мне удается достичь Северной столицы, а
также предоставляется уникальная возможность исполнить культовую песню, на культовой трассе России.

Снова в ночь, летят дороги
День в рассвет меняй!
Кому что, а мне досталась - трасса E-95

К.Кинчев

Разделение коллектива прошло безболезненно. Я, типа как джентльмен, скрылся с глаз долой - сел на лавочку остановки и на 10 минут, занял себя чтивом. Я настолько ушел в полеты вместе с Ричардом Бахом, что когда оторвал глаза от книги, ребят на позиции уже не было.
«Тебе с девчонкой легко, а ты

Весна 

попробуй один машину остановить» - передразнил я неожиданно появившуюся перед глазами ухмыляющуюся физиономию Женьки. Мне, по приезду в Москву, почему-то показалось, что большинство местных жителей все избалованные и малообщительные, погрязшие в своих заботах и проблемах (Женю и Ольгу я отнес к приятным исключениям) и стопить сейчас на трассе в предвкушении машины до Питера я буду до второго пришествия. Осталось только проверить мою догадку. Я оставил вещи под навесом остановки, взял в руку книгу, снял шляпу, разворошил шевелюру в предвкушении получении прекрасного загара на моей программисткой лысине и вытянул руку. Наверное, это был уже опыт, так как она совершенно не дрожала (как это было в Пензе), а в душе была такая радость от всех навеянных событий, что я действительно стал жалеть, что рядом со мной нет попутчика, что бы выплеснуть на него всю переполнявшую меня положительную энергию.

Шоколадный загар не лег. Не судьба... Уже через пару минут со второй полосы, к остановке, вырулила новенькая «Шкода». Мужчина лет 50 сразу же пригласил поскорее забираться в салон. К сожалению, мои непутевые заметки не сохранили его имени. Примерно километров через 20, на обочине, я заметил голосующего Женьку, держащего за руку Ольгу. Вероятно, они променяли отличную позицию, с которой мы уезжали, на одну из многочисленных локальных машин, от чего сейчас они и страдали. Я сантиметров на сорок высунул язык, скорчил страшную рожу и направил физиономию в окно. Ответное приветствие Жени не заставило себя долго ждать!

Ехали мы довольно долго, а лично для себя из этой поездки я вынес то, что если бы я не учился в школе, а 10 лет кряду путешествовал автостопом, то был бы наверняка грамотнее и образованнее, чем в данный момент. Дело в том, что мой драйвер занимал должность в одном из институтов атомной энергетики столицы. Он разрабатывал системы безопасности атомных станций. «Говорила мне мама, ходи на физику» - ругал я себя в душе, понимая, что мне и разговор то поддержать нечем. Пару раз я садился в конкретную лужу, но после того, как по моей просьбе, мне были объяснены основы загадочных процессов, происходящих внутри атомного реактора, я выпятил вперед свою чалую грудь и понял, что слова “дейтерий” или “субатомарные частицы” для меня вышли из раздела матерных! А после небольшой практической работы на Ольгином яблоке я по формуле Эйнштейна посчитал его энергию и, основываясь на рассказанных исходных данных, привел свою точку зрения аварии на 4-м блоке Чернобыльской АЭС. Кстати, на будущее, начинающие автостопщики, знайте, что первая АЭС была запущена в СССР, в 1954 году, в городе Обнинск, а 9 ГВт в год - это очень много! Поедете в Питер, скажете спасибо. ;)

Расстались мы, когда позади было 150 км. Меня больше всего поразило, что мужик то на дачу ехал! И так ездит каждую неделю! Мне денег плати, все равно избавился бы от такой дачи, а тут с флагом в руках, да по своей инициативе... Тяжелый случай, одним словом.

На этом то местечке я и подстрял. Причем конкретно. Вроде и пост ГАИ в 30 метрах, и машины какие угодно на выбор едут мимо, но игнорировали меня, наверное, в районе часа. Я успел изучить окрестные дорожные знаки (думал, может, запрещено останавливаться?), распинал все минералы обочины, которые, вероятно, спокойно лежали столетие до того самого момента, пока не появился я. Дошли руки и до Ольгиного пакета с едой. 2 яблока и очень вкусный бутерброд пришлись очень кстати. Пока я жевал еду, пришло умиротворение, и я решил записать в блокнот о событиях дня минувшего. Я абсолютно забыл про трассу и сидя на травке, погрузился в такие приятные воспоминания.

Краем глаза я заметил, что мимо меня проехала девятка, остановилась в 50-ти метрах и задом подрулила до моего величества. Я с интересом наблюдал, как открывается окно рядом с водителем. Впереди сидели двое: парень, на месте водителя, и девушка, которая почему-то неотрывно смотрела в пол. Парень высунул репу в окно и спросил:

«Ты играть будешь?»;

«Во что?» - удивленно спросил я;

Парень рассмеялся, девушка улыбнулась и посмотрела на меня.

«Поиграй нам, пожалуйста, на гитаре» - попросила она - «мы по трассе километров 60 еще будем ехать - скучно».

Только сейчас я понял, что речь шла о гитаре. Она величественно и одиноко опиралась на столб дорожного знака, вероятно, привлекая своим станом подобных людей. Одежду, точнее чехол, с нее не снимали с самой Пензы.

Меня не требовалось просить дважды и через 10 секунд я уже пытался поудобнее развалиться на плюше заднего сидения. Я не сразу понял, но как оказалось, ребята за 20 минут как встретить меня конкретно поссорились, и теперь, в салоне, царила напряженная тишина. Я не стал задавать лишних вопросов, а просто достал гитару и стал ее настраивать. Звуки стали заполнять ограниченный объем машины, а ребята практически синхронно, каждый со своей стороны, стали закрывать окна.

По моему объективному мнению, автостопщику, который владеет гитарой, можно брать с собой в дорогу лишь одну ее, с легкостью оставлять все остальные вещи дома. Все необходимое вам в дороге трансформируется из ее звука и вашего голоса. Я в этом снова убедился. Начал я с хитов Макаревича и Сюткина, после чего в моей руке появился стаканчик с кофе, а на коленках кусок батона с колбасой. Девушка протянула руку и сказала, что ее зовут Светлана, а, мол, “этого грубияна” (она махнула на парня) - Стас.

«Сыграй что ни будь еще из “Машины Времени”» - глядя на меня в зеркало, попросил Стас.

Я выдал “Поворот” и “Не стоит прогибаться”, вложив в строчку «пусть старая джинса давно затерта до дыр» всю ностальгию по оставленным дома рваным Wrangler-овским нарядам.

«Мне папка 18 лет назад вот эти джинсы из Штатов привез» - констатировал факт Стас, показывая на свою потертую коленку, - «я их обожаю, даже Светка их у меня иногда надевает», - Стас широко улыбнулся и одарил сим подарком свою подругу. Светлана, улыбнувшись уголком рта, вдруг резко повернулась на 180 градусов и прямо сказала, глядя мне в глаза: «А про любовь cбацай что ни будь»;

«Про настоящую?» - пытаясь отыграть время, одновременно перебирая в голове песенный запас, увильнул я;

«Да, до гроба» - откинув назад волосы, заявила Света, одновременно сев в пол оборота к Стасу - «что бы некоторые в этой машине поразмышляли хорошенько»;

«Ну, понеслось» - подумал я, вслух сказав - «О’кей, только уговор, на взрыв не реветь»;

«Я не буду!» - съязвил Стас;

Я собрался духом, состроил лицо посерьезнее и спел Розенбаумовское «Ау». В салоне послышался женский вздох и воцарилась тишина. Однако я заметил, что изменилось качество этой тишины, по крайней мере, для меня. Она уже не была такой гнетущей и не давила как сначала, а просто погружала в состояние задумчивости. Я решил, что пора задавать вопросы и попал в точку. Ребят прорвало. Они наперебой рассказывали о себе, друзьях, событиях жизни. Причем рассказы были настолько красочными и самозабвенными, что я пожалел, что со мной нет диктофона или видеокамеры. Мне было необходимо только задать сантиметровое направление разговора, за которым следовало многокилометровое (в прямом смысле слова) повествование. Далее опять песни, расспросы про Пензу. На середине Чижовской «О любви» Стас мягко скинул скорость и остановился. Виновато глядя на меня, он сказал:

«Володь, извини. Но мы и так уже лишних 40 километров отмахали, у нас просто бензина не хватит обратно вернуться»;

«Заезжай к нам на обратном пути, мы тебе наше логово покажем, там, поверь, есть что посмотреть « - сказал Светик;

«С преогромным удовольствием, ребята, давайте адресок» - доставая блокнот, сказал я.

Мы обменялись адресами, телефонами и рукопожатиями. Я упаковал гитару, допил кофе и еще раз попрощавшись, покинул машину. «Девятка» развернулась и покатила обратно. Из водительского окна выглядывали две цветущие физиономии, активно махавшие мне руками.

«Чудесные люди» - подумал я - «жалко только, что рано или поздно всегда приходиться расставаться».

Я закинул гитару за плечо и стал производить рекогносцировку местности. Была половина первого дня, который привел меня на придорожное кафе. Заглянув в него, я поболтал о пищевом бизнесе с хозяйкой, стоящей за стойкой, подкрепив себя и ее бюджет двумя стаканчиками мороженного. Ну, люблю я его, очень!

Выйдя вновь на трассу, я прикинул, что проехал только треть пути, а времени осталось всего 7 часов. Это учитывая тот факт, что я забыл поточнее узнать у Жени, где же в Питере располагается многострадальный центральный телеграф, про захват которого в революционные ленинские годы мне читал еще папа в энурезном детстве.

«Интересно, а в какой же точке трассы сейчас находится Оляка с Джоном» - гадал я.

«В любом случае, надо спешить» - напевал я, как шлагбаумом преграждая рукой путь отъезжающей от кафешки «Газели».

Меня услышали! Точнее, как утверждал минутой позже Михаил (водитель Газели), прочитал фразу по моим губам. А ехал парень аж... до самого Питера, что меня сразу привело в состояние повышенного восторга. Миха, похоже, сам соскучился по разговорам и за пол часа неторопливо рассказал мне, что работает в фирме по продаже ветеринарных препаратов и уже в течение нескольких лет мотается только по этой трассе.

«Мне можно уникальный справочник писать, где покушать дешево можно, где девочек в машину подсадить, где оказать честь Гиббону (сотруднику государственной дорожно-постовой службы), расставшись с полтинником за превышение скорости» - смеялся он - «3 года тут мотаюсь и все без изменения». Сколько он мне историй рассказал - ужас! Приведу лишь одну, которая, почему то мне, вечно голодному студенту, запомнилась наиболее хорошо:

Ехал как-то мой драйвер по трассе Москва - Питер. Было это его первое путешествие по сей ухабистой дороге. Дело было зимой, морозец стоял трескучий, да и ночь глубокая стояла. Въехал он в деревеньку (к сожалению, я запамятовал название), что располагалась на пути трассы. Да что-то не так в деревеньке. Местные жители какие то странные. Выстроились все как на парад вдоль дороги, а сами все детские коляски придерживают и смотрят таким умоляющим взглядом на проезжающих водителей. И так метров 300. Как бы тут же логический вопрос возникает, а не через деревню ли дураков я еду? Ну какая нормальная мать повезет свое грудное дите в 2 часа ночи на прогулку по такому лютому морозу? Конечно, есть и такие, которые с пеленок воспитывают в ребенке дух водителя-дальнобойщика, но что бы вся деревня! Снизив скорость до минимума мой водитель медленно пробирался сквозь пургу, ошарашено взирая по сторонам и дивясь величию духа русской женщины. Однако неожиданно все выяснилось, когда одна из “мамаш”, запустив руку в коляску, вытащила из ее чрева только что испеченный дымящийся... пирожок! Оказывается, эта деревня, в кругу водителей, считается очень почитаемой и в шутку имеет название - пирожковая деревня. Своего рода облегченный вариант деревни Умет!

Я своими глазами наблюдал величие пирожковых рядов и даже пообедал вместе с Михаилом на обочине только что испеченными пирожками с печенью и рисом. Причем стоили эти большие, ароматные создания всего ничего - 1.80 за штуку. Коммунизм, да и только!

На несколько минут мы заскочили в некую птицефабрику, забросив им пару мешков минеральной подкормки, потом погорланили песни, а около шести часов вечера я неожиданно для себя услышал от Михаила: «Ну, вот и Питер!». Я оторопело завертел головой, осознавая, как быстро пролетело время. Мы действительно въезжали в Северную столицу: проехали пост ГАИ, вокруг стали появляться дома, оживился поток машин. Михаил стал активно рассказывать, какие достопримечательности мы проезжаем, из обилия которых я толком ничего и не запомнил. До меня так и не могло дойти, что вот позавчера вечером я был в Пензе, вчера в Москве, а сегодня - уже в Питере.

НО ФАКТ ОСТАВАЛСЯ ФАКТОМ - Я ЕХАЛ ПО НЕВСКОМУ!!!


Впечатления, как таковые, просто не успевали оседать в моей голове. С одного уха на меня наседал шум большого города, с другого торопливая речь, боявшегося не успеть рассказать что-то интересное, Михаила, а через лобовое стекло на меня обрушались люди, фонтаны, дома и газоны. Я был в смятении,

Весна 

мысли напоминали муравьев, жилище которых потревожили тяжелым сапогом. Меня окончательно прижало гравитацией, когда мой говорливый собеседник утопил в пол педаль тормоза и радостно сообщил, показывая пальцем куда-то вдаль: «Володька, твое метро».

«Аля улю гони гусей» - только и сумел ответить я.

«Газель» пробибикала мне на прощание и пропала в ревущем потоке. Сил мне хватило только на то, что бы отойти 10 метров от дороги, сесть на свежую, только что появившуюся травку и задуматься о планах на ближайшие 3 дня - я не знал ни города, ни людей. Это пугало, одновременно интригуя всю мою незадачливую сущность.

«Принцип Open Road доказан? Доказал!», - успокоил я себя - «Приступаем ко второй части лозунга - Open People». Понимая, что пора становится зрячим, я достал зеркальце, нацепил линзы и, проморгавшись, настроил свои оптические приборы на приближающуюся цель - высокую девушку со стопкой книг, которая, по моему мнению, была просто обязана знать, где располагается стратегически важный объект Октябрьской революции - Центральный телеграф!

 
.::.  .::.